Центр гуманитарных миссий на Донбассе. Ситуация по обмену пленными. Новости с оккупированных территорий.

Анна Мокроусова.

Знаете, мы долго тактично молчим, не отвечая на вопросы о том, почему наши ребята так долго в плену. Наверно, сейчас ситуация такова, что уже правильней об этом говорить, чем молчать. Тем, более, что нас об этом все спрашивают. Отвечаю сразу всем.

До конца 2014 года, не существовало единых представителей так называемых республик, было множество банд формирований, которые по сути делали, что хотели. Пленные у каждой группировки были свои. Были разные условия содержания, разные пытки, разные издевательства, разные варианты освобождения. В январе 2015 года начали происходить процессы, направленные на более-менее централизацию власти на захваченных территориях. Это привело к тому, что появились некие люди в ДНР, с которыми можно говорить. В ситуации с ДНР — там попроще, там можно пленным передавать передачки, если они в самом Донецке. В Донецке, действительно лечат, не супер, но все же. Там даже можно задавать вопросы и получать обратную связь.

 ЛНР — тут полный вперед… Там было раньше много пленных, айдар, 80-я бригада и др. Ребята звонили родным и мы ждали скорого обмена. В январе, как сообщают закрытые источники, пришли представители ФСБ, наши пленные исчезли. Звонки домой прекратились, «ополченцы» перестали давать информацию. С января месяца по Луганску все плохо. Террористы не отдают наших ребят, как они заявили еще в январе, переговоры по обмену пленными начнутся, только после того, как им отдадут определенного человека. Отдать его очень не просто. Он не сепаратист, он уголовник, давно сидит и должен сидеть еще очень долго. Что с этим делать — вопрос сложный. С января в Луганске уже брали в плен некоторых переговорщиков и ряд волонтеров.

 

Ситуация с Украинской стороной. Тут тоже все не просто. Все, наверное помнят, регулярные обмены, которые начались после Илловайска. И так же, наверно, многие помнят, что было сказано, что якобы теперь все переговоры от Украины будет вести некий Медвечук. Со времен этого заявления, не было больше обменов. Что происходит за закрытыми дверями СБУ сказать сложно. Однако, по ситуации на полях. Ряд небольших обменов, был сорван, якобы для того, что бы наконец-таки состоялся ВЕЛИКИЙ ОБМЕН под предводительством Медведчука.

На самом деле, Украина еще в марте была готова к обмену всех-на всех. Сначала его тормозили террористы, со стороны ДНР (в ЛНР представители ФСБ молчали). Теперь господин Медведчук кормит всех обещаниями. Я не политолог, но возможно он хочет произвести фурор перед выборами. По факту, беспредел и молчание власти, а так же полная аморфность ведут к тому, что прежним переговорщикам перекрывают кислород. А новый великий переговорщик не известно чем занят.

Что с этим делать — не понятно. Я могу сказать, что до появления на арене Медвечука, СБУ работало. Обмены пленными шли через СБУ. Сейчас, остается верить, что они снова включаться в решение проблем с заложниками. Но факт остается, внимания этой проблеме мало. Нас изматывают молчанием, кормят завтраками, а волонтеров, пытаются потихоньку вытеснить и лишить влияния на государственные процессы. Тем временем, сотни наших ребят остаются в плену.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ