Галичина.
ОУН УПА. Враги или друзья?

В какой-то мере историческое, фото, облетевшее
интернет, в котором ветеран Красной армии и ветеран УПА пожимают друг другу
руки, вызвало неоднозначную реакцию даже у проживающих на Украине пользователей
соцсетей и читателей новостных сайтов. У кого-то подобное действие не
укладывается в голове, другой не видит в этом ничего негативного, и даже
приветствует. Третий же — не особо понимает, почему фото двух пожилых людей в
погонах и с медалями должно вызывать у него хоть какую-то реакцию.

Галичина. ОУН УПА. Враги или друзья?

 

 

Чтобы составить приблизительное понимание того, как
люди относятся к проблеме признания ветеранами бойцов ОУН/УПА, в контексте
последних реформ, к дате 9 мая, и что думаю о коммунистическом режиме в уже
несуществующем СССР, сервисом онлайн социологических исследований VArbuze был проведён небольшой и добровольный опрос пользователей
Сети. Вот что из этого получилось.

Высказать своё отношение к проблематике пожелало около
2000 человек, а самая активная часть – в возрасте от 26 до 40 лет.
Пользователей других возрастов в опросе приняло участие, соответственно, чуть
менее пятисот – тут были и те, кому больше 40 лет, и те, кому меньше 26. При
этом, женщин своё мнение высказало большее количество, чем мужчин.

По поводу праздника Великой победы самым активно
поддерживаемым мнением было признание этого дня больше днём памяти о павших
солдатах, чем праздником победы в войне – так высказались немногим меньше 60
процентов опрошенных. Примерно в два раза меньше, поддержало идею о том, что
это праздник победы над нацистской Германией. В среднем 7 процентов опрошенных
просто увидели в этой дате ещё один выходной.

Вопрос признания заслуг бойцов ОУН/УПА, как борцов
за независимость Украины показал не такую уж масштабную разницу в позициях.
Положительно к данной идее высказалось примерно 25 процентов опрошенных, в той
или иной мере, нейтрально – около 24 процентов, а негативно (по разным
причинам) – приблизительно 18 процентов. Ещё примерно 20 процентов над вопросом
просто не задумывались.

Попытка разграничить коммунистический и нацистский
режимы привела к преобладающей в 51 процент позиции о том, что идеологии,
конечно, разные, но, по сути своей – преступные. Опрошенные в примерно
одинаковом соотношении поддерживали как мысли о том, что особых отличий между
режимами не наблюдается, так и идею определения нацистского режима, как
преступного, а коммунистического — нет. Но даже в сумме – высказывания,
разграничивающие две идеологии и определяющие коммунистический режим, как
спасителя Европы – не набрали более 30 процентов.

Четвёртый вопрос вполне показал историческую
эрудицию участников (часто – с чувством юмора разной степени мрачности). Им
было предложено назвать символы коммунистической власти времён СССР.
Большинство останавливали свой выбор на общеизвестной символике в виде флага,
герба, пятиконечной звезды. Называли в составе таких символов «вождей
пролетариата», и другие исторические личности. Упоминали также зачем-то
«тунеядство», «сухой закон», и «евреев». Поскольку конечного списка в
вопроснике не было – каждый, видимо, решал для себя, что для него будет
символом власти.

Возвращаясь к упомянутому в начале статьи эпизоду,
результаты опроса всё-таки оставляют надежду на примирение идеологий, хотя
поводов для конфликтов всё ещё остаётся много.

 

 ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ОПРОСАХ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ