Этой ночью я увидела, как строятся баррикады в Киеве.

Вообще, скажу я вам, жизнь здесь – в Киеве — интересная.

Как всегда мы с сыном
пошли гулять с собаками. На часах было полпервого ночи. Почему так поздно? –
спросите вы, да чтобы собак можно было с поводка спустить и они побегали
всласть. Но сейчас я не об этом. После прогулки пришли домой, стали ложиться
спать, все было как всегда спокойно.

Я допивала стакан кефира и услышала за окном шум и крик,
подошла посмотреть, а на трассе огромная пробка из машин.

«Что это?», — подумала я и пошла на балкон. С балкона
увидела, что люди перегородили трассу на Борисполь.

Сына позвала: «Одевайся. Пойдем быстро, посмотрим что там.»

Серега не заставил долго ждать, оделся быстро.

Побежали.

Выполнялось: есть решение суда — демонтировать торговые
киоски в подземном переходе. Продавцы лишались своих своих рабочих мест.

Милиция при полном параде, в балаклавах, перекрыли все входы
в переход.

Продавцов было человек 30.

Люди стояли, перегородив шоссе, и кричали: «Кличко- геть»

Кто –то из женщин пытался поговорить с милицией, чтобы их
они пропустили до рабочих мест, забрать свои вещи.

Но приказ есть приказ: не пропускать! И никакого толку нет с
милицией разговаривать.

Хоть самого Кличко зови.

Мы стояли с сыном и восхищались
людьми, которые за какие- то 10 минут сделали, как это правильно сказать,
построили баррикады на трассе.

Кто-то принес покрышки, коробки, привезли мусорный бак,
какие- то доски, ну а последними были мешки с чем не знаю.

Но сделали все быстро — я была удивлена, как у них это
быстро получилось.

Подъехал автобус с солдатами. Не разгонять, нет. Просто ехал
через это место.

Мужчины подходили к автобусу с солдатами из батальона, то ли
«Донбасс», толи «Айдар» которые ехали по трассе и просили помощи у них.

А как женщины
разговаривали с милицией – это вообще выше моих представлений.

Они на них матом
кричали, обзывали продажными «за 200 гривен». В России за такие разговоры,
давно бы свинтили за 5 минут всех продавцов и увезли бы в отделение, завели
уголовные дела за саботаж какой-нибудь.

А этим временем на трассе
пробка из машин становилась все больше.

Девушка с парнем написали на мусорном баке «Кличко- фашист».

Приехал мужчина, кто-то из чиновников районных, люди стали с
ним разговаривать, что бы он спустился в переход посмотреть, что твориться.

Время проходит быстро, надо идти домой, но сын не хочет, ему
интересно, что будет дальше.

Как строятся баррикады увидеть — для нас было впервые.

Я сама была в Донецке в марте и мае 2014 года – когда все
там начиналось. Видела «Россия приди» … Но то, что происходило сейчас — это
совсем другое.

Когда делаешь фоторепортаж среди ликующей и кричащей стаи
орков завывающих «Путин приди», это одно.

А тут в Киеве я была среди людей, которые отстаивают свои
права на жизнь и работу. Обычные, настоящие права. Я здесь видела, как происходит
несправедливость.

Я видела, как мужчина, у которого 6 детей, не желая остаться
без работы, борется против произвола.

Как протестуют другие продавцы, которых я каждый день вижу
спускаясь в метро.

Чувства разные я ощущала. Что там в Донецке, что здесь. Т.к.
видишь и понимаешь за что. Понимаешь, что это не просто работа пропаганды, а
именно отстаивание своих прав.

Но надо уходить домой, а люди остаются дальше стоять.

Вот такая интересная жизнь у меня здесь получается, новая и
может быть сложная. Теперь я знаю, как строить баррикады – но я думаю, что это
мне не понадобиться.

Майстренко Оксана

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ