» » Начало Майдана – это конец Путина. Мнение.


11 дек 14:15Репортаж

Начало Майдана – это конец Путина. Мнение.

Продолжаем серию интервью с украинцами. Мы выкладываем разные мнения о ситуации в Украине. Мнения, которые не обязательно совпадают с мнением редакции. Мы даём объективную картинку. Как есть. Не ретушируя.

 

Михаил. Смотритель выставки «Украина-Казахстан»

- Здравствуйте. Майдан. Ваше отношение?

-Я отношусь к этому, как человек, который здесь живёт. А то, как относится российская пресса, у меня вызывает смех и негодование. Люди недовольны тем, что произошло по отношению к ним. Другое дело, кто и какие цели в этом преследует.

Как я понимаю – это геополитика.

 

-То есть вы бы туда сами не пошли?

-Дело не в этом. Я бы пошёл, если бы я понимал и чувствовал, что что-то изменится. Ничего не изменится. Если бы это были, узко говоря, президентские выборы, выборы, какой-то администрации, то была бы возможность на что-то повлиять. А в геополитике… Человек, площадь, страна…

-Они требуют отставку правительства, парламента…

 -Это кто предлагает? Оппозиция? Это они начали предлагать, после того, как люди вышли на улицы. Они опоздали. Если бы они это предлагали до того, как всё было подписано, то это был бы один разговор. А в связи с тем, что они это предлагают опосля… Это уже не интересно. Это не их идея. Понимаете, массы таких людей, которые выходят на площадь, их надо возглавлять, а не быть сзади, а потом выскочить с флажком вперёд и кричать: «Я вас поведу».

Вот когда была оранжевая революция в четвёртом году, вот тогда да. Да, они были на площади вместе со всеми людьми. Они были впереди всех. А сейчас они опоздали.

-То есть вы не верите?...

-Я во что не верю?

-Что этот Майдан что-то изменит.

-Что-то он сделает. И что-то он принесёт. Во всяком случае, уже возврата к прежнему не будет. Уже просто так, росчерком пера, отказаться от каких-либо обещаний, как это было не получится. Мы идём туда, а потом, мы не идем туда… Вот так просто развернуться будет не возможно. Это наука для всех. И для тех кто это сделал, и для тех, кто это подписал, и для тех кто это сказал. Оно бесследно ничего не проходит. Это как в семье. Вот вы поругались сегодня с женой, зацепились за какое-то слово, что-то не так было. В следующий раз вы подумаете, стоит ли это делать. Нарываться на такое же. А случай может повториться. Но вы будете думать, как сделать так, чтобы это обойти? Или не подставить себя.

Точно так же и здесь.

Выводы каждая сторона сделает – это понятное дело. Не может быть иначе. Странно было бы, если это будет иначе.

-То есть радикального поворота…

-А радикального ничего не будет. И не может быть. Экономическая зависимость была, есть и будет. У каждой страны от каждых других стран, которые вокруг неё. Вы хотите сказать, что Евросоюз ни от кого экономически не зависит? Зависит. Штаты ни от кого экономически не зависят? Зависят. Что? Китай ни от кого не зависит? Зависит. Все взаимно зависимы. Потому что все взаимо задействованы.

Был большой Советский Союз. Было 15 союзных республик. Все друг от друга зависили. Но западу это не нужно было. Развалили? Развалили. Так это кто «лохи»? Это мы – весь бывший Советский Союз – придурки, которые не смогли справиться. Боже… Это всё моё?... Как же я отдам…

Вот и получилось. Развалить – развалили. Собрать в кучу не смогли. От того, что они хотят снять памятник Ленина, что меняется, извините меня. Я говорю – сделайте иначе!

Вот был Ленин. Такой, не такой, сякой… Покажите мне человека – лидера, который может создать партию и построить государство. Покажите. Где он есть? Хоть в одной стране есть такой лидер, который может это сделать? Вокруг себя собрать людей и создать партию, которая сможет создать новое государство. Кричать, что он плохой, что он кровавый… Да кто угодно кровавый. Покажите мне лидера не кровавого. Это история про английский сад. Всё просто. Надо посадить кустарник и 300 лет его постригать – формировать крону. Это очень долго. Но сделать государство, как сделал Ленин, которое впоследствии стало самым большим в мире, и самым сильным. А потом его растоптали и уничтожили, что оно стало самым слабым…

Выводы будут. Обязательно. Самые разные.

-Вы на Майдан пойдёте?

-Вы знаете… Нет. Но я не пойду по другой причине. Не потому, что я в это не верю. А потому что – это уже не моя активная позиция возрастная. Понимаете, туда должны идти… Как вам сказать… Просто абстрактный пример. Когда было ГКЧП, я готов был идти куда угодно, чтоб только быть против того, что они хотели сделать. Но это сколько лет назад было? Вот тогда моя позиция была такая же активная, как у тех, кто в моём возрасте сейчас. Вы ж понимаете, возрастная активная позиция – это разные вещи, разное время.

-Ну вы не такой старый)…

- Это вы так думаете. Как мумия. В меру высох. (смеётся)

-Ещё вопрос. Путин.

-Вы знаете, я могу сказать вам словами одной передачи, которую я смотрел. У вас, когда-то. Есть такая нефтяная компания. Добывает нефть. Вьетнамо-российское предприятие, которое на шельфе Вьетнама добывает нефть. Добывают они и Россия получает, по-моему, от этого 10% нефти от общей добычи. Но, в связи с тем, что со стороны Вьетнама – это государственное предприятие, парадоксально, но, сумма налогов которые платит за полученную прибыль и нефть вьетнамская сторона с российской вместе, равна сумме налогов с 90% нефти которая добывается в Сибири. Это говорит о чём-то? И ваш президент не может не знать об этом. И если он это разрешает, то выводы делайте сами. Разве я не прав?

Поэтому я и говорю. Мы сегодня о Майдане вспоминали. О том, который был в 2004 году. Спиной к Майдану стоял корреспондент центрального телевидения России. Его снимали так, чтоб видеть часы на Доме профсоюзов и улицу, по которой машины идут на верх.  А то, что вся площадь была заполнена 400-ми тысячами людей, камеры туда не поворачивали. Вот так. И он рассказывает, мол, вы видите, вот машины едут, ничего не происходит, в Киеве ни чего…

Тоже самое происходило и сейчас. Говорить не о чем, просто.

Несколько сотен человек… Я потому и говорю. При таком отражении - такое же мнение и о нас. Не 300 тысяч человек, а несколько сотен. На деле – несколько сотен автомобилей, которые блокируют парламент. Я это могу понять. А сотни тысяч людей, которые приходят туда возмущенные… Это совершено другое дело.

Но они почему боятся? Опять же вопрос к вашему Путину. ПОЧЕМУ ТЫ БОИШЬСЯ ПОКАЗАТЬ, ЧТО ПРОИСХОДИТ В УКРАИНЕ?

А это, чтоб у вас не повторилось!

Начало Майдана – это конец Путина. Да.

-Если потребуется, то вы укроете здесь людей от милиции или Беркута?

-А я здесь кто? Я никто… Я не могу ни впустить, ни выпустить.

Так же, как и те, которые разгоняют. Ему сказали взять палку и…

-Нет. Ну вот вы лично…

-Если бы ко мне домой… Да.

-То есть вы, если бы была возможность здесь спасти кого-либо от побоев полиции, прикрыли бы?

 

-Ну, сделал бы так, чтобы это было возможным. Я одобряю действия тех людей, которые на площади. Другое дело, на сколько это эффективно. Я же говорю, у меня много вызывает сомнений, что это приведет к естественному и правильному процессу. Потому что понятие правильности у вас и у меня разное. 

 

Виктор Майстренко. Константин Бородин. Киев. 2013.

 

 

Возвращаемся в Киев.

Поддержать нашу коммандировку просто. Взамен обещаем объективную информацию. 

Яндекс деньги
410011395563095
Карта Сбербанка России. 
67619600 0279865498
Web Money
R355621847613
и гривенный
U608000454021

шаблоны для dleскачать фильмы


Рейтинг: (голосов: 1)


"Мы хотим жить так, как мы хотим жить." Голос Киева.
Продолжаем публикацию интервью с украинцами за пределами Майдана.    Леся. Студентка.
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.
Партнеры
Личный кабинет
Рекомендуем