» » Днепропетровск. Гражданский сектор.


10 апр 19:55Репортаж

Днепропетровск. Гражданский сектор.

Где-то не далеко, кипят страсти. В Киеве Майдан, в Донецке пророссийские шествия… Днепропетровск живёт своей спокойной размеренной жизнью. Время терять нельзя. Смута не нужна. Надо строить новое общество. Это понимают общественники города, организовавшие общественное движение, объединяющее не безразличных активных граждан. «Гражданский сектор». О том, какая роль у общественников в рождении новой Украины, какие задачи они перед собой ставят и какое у них видение нынешней ситуации в стране мы поговорили с Константином Писаревским – руководителем объединения независимых организаций Днепропетровска.

 

Переношу в текст разговор, как есть. Без доработок и коментариев.

 

Об организации. О задачах. О люстрации.

-Мы все, практически, принципиально вне партий. У нас нет хозяина: олигархов или ещё кого-то. Все вопросы, которые мы поднимаем, злободневные. В том числе мы поднимаем острые вопросы призыва, мобилизации, обеспечения армии. Чем живет общество, как реагирует, какой настрой у граждан на Днепропетровщине.

Не всё так гладко. Хотелось бы провести люстрацию, но нет закона.

Мы видим эту проблему шире. Не просто люстрация – очищение. Это подготовка и сбор кадрового резерва, рекомендация во власть лучших. С одной стороны во власти нужны мобильные и молодые, а с другой - убеленные сединами и опытные. Чтоб они были в тандеме.

Но главное – это вот наша люстрационная форма – она сделала шум в интернете и её, практически, вся Украина взяла на вооружение.

Какие критерии главные на сегодняшний день, для того, чтоб оценить человека?

Власть, какая бы она не была – это машина, которая хочет работать сама на себя.  Она, вроде, сокращается, но на самом деле расширяется, на словах она открытая, но по факту старается «зашориться». При любой власти представители общественности всегда являются оппозицией. Они контролируют действия власти.

Днепропетровск. Гражданский сектор.

 

С другой стороны, общественность тоже заинтересована быть во власти, то есть быть представленной во власти. В комиссиях, на коллегиях, на сессиях.

Сейчас уникальная ситуация: впервые за 23 года независимости будут упразднены районные державные администрации. Они всегда являются структурами президента.

Нам показывают: кто виноват? Премьер, а президент и его вертикаль всегда белые и пушистые. Премьера меняют, а президент остается и ничего не меняется. Теперь это будет упразднено.

Остаются сложности. Кто остался у власти в Киеве? Все те же, кто в областных администрациях? Те же… Мы об этом говорим. Ведь это снова сладкий админресурс.

Поэтому наша деятельность не всем нравится.

Мероприятия, которые мы проводим открыты. Все проходит под протокол, под видеозапись.

Если раньше мы были персонами нон-грата, то сейчас мы прорываемся на телевидение. Получаем бесплатное время в эфире. А что сказать – у нас есть. То, что мы скажем, всегда будет корректно, всегда будет по закону. Так надо.

У нас разработан и утвержден список таких вот злободневных вопросов, которые мы будем раскрывать на телевидении. Сейчас к нам имеют интерес лучшие журналисты Днепропетровщины.

Есть те, кто при прошлой власти оказался не у дел. Они приходят к нам. Они волей-неволей становятся общественниками.

Мы сейчас меняем понятие «общественник». Это уже не то, кто стоял на Майданах, кто раздавал листовки. В нашем понятии общественник – это тот, кто имеет специальность, эрудицию, интеллигентность. Но к этому, это должен быть небезразличный человек. Гражданин.

Вот таких людей мы собираем. В чем уникальность?

Мы пытаемся объединить людей от крайне левых до крайне правых взглядов. Единственный критерий, что ты сделал и чем ты помог обществу.  

Пример. Вот супер злободневная проблема. Отсутствие закона, законности, справедливости в суде.

Мерилом является то, что ты можешь сказать, что ты сможешь показать. Что ты отстаивал в суде. Землю, бабушку…. Сколько ты помогал людям.

Сейчас стало много участников Майданов. Отдельных из них мы не знаем. И вот по косвенным признакам, которые могут стать прямыми, мы можем оценить человека. Где он был, чем занимался в период режима раз. В последние три месяца – два. Если он сможет это рассказать, показать – мы это принимаем.

С другой стороны мы, скажем, не садисты. Если этот человек был в Партии Регионов, но не на руководящей должности, если его заставили, если ему надо было выживать и он говорит об этом честно и откровенно – мы нормальные люди, мы это воспринимаем.  Если он сейчас видит и осознал, пусть даже не полностью, но хочет проявить себя в деле изменения гражданского общества, то мы рады таким людям.

- То есть вы думаете, что закон о люстрации всё-таки будет принят? Ведь в этом случае Верховная Рада сама на себя наступит…

- Смотрите, есть такой момент. Вот сейчас взяли и гласно-негласно провели люстрацию нескольких судей. А ведь это коррупция-от коррупции. Это даже не миллионеры – это мультимиллионеры, а иногда миллиардеры.  Так после этого многие уже «встали на лыжи». А ведь пока нет ещё ни закона, ничего. Это то, что может взорвать общество. Разговор ведь не только о тех, кто судил Юлию Тимошенко или Луценко… Ваш покорный слуга прошёл за 4 года 7 судебных процессов в трех инстанциях. Это более 100 судебных заседаний. Нормальный человек этого просто не выдержит. Всех судей первой и второй инстанции, а иногда и третьей я знаю. Я знаю, чем они дышат.

Меня судили на больничном. Позвонили. Человек с больничного вышел. Написал на Писарецкого и ушёл дальше болеть…

Мы с нетерпением ожидаем закон, но многим он не нравится. Даже новой власти.

Потому что мы знаем, что сказать. Днепропетровск – это большая деревня, хутор. Мы здесь каждую собаку знаем. Всю информацию мы сможем поднять. По взрослому. Если на штык копнуть, или на два. А ради галочки, нам не интересно. Поэтому многие команды, ныне холуйствующие, они отойдут. Или какие-то маргинальные.

Я не беру с обострениями шизофреническими людей. А такие здравомыслящие. Такие организации должны группироваться. В этом наше ноу-хау. Любой человек может прийти к нам и с нами присутствовать.

Нам не нужны крикуны. Чем мы занимаемся мы занимаемся любой может ознакомиться. У нас есть устав. У нас есть определённые задачи. Все могут узнать о чем мы будем говорить. Люди, пришедшие к нам могут подготовиться. Если он не подготовлен, то он сразу будет выделяться. Просто будет отторгаться. Были и такие у нас. А если человек командного стиля работы, то он включается. Он приносит креатив. Он участвует в мозговом штурме. Потому что, кто бы там ни был, каким бы классным он не был, человек один не может. Вместе – да.

Это уже европейский стиль. К нам приходят люди – кандидаты, доктора наук. Такие люди нам нужны. Мы понимаем, что они были зажаты, что они не могли высказываться. Теперь можно.

Мы некий третий сектор. Кто-то что-то производит, кто то даёт услуги. Мы даём самооценку. Мы формируем общественное понятие. Мы формируем общество.

На месте власти я бы таких людей взял на довольствие, «бюджетно». Социальные лифты – это рассказы, а вот такое сотрудничество общества и власти…

Взять Яценюка, Тегипко… Они же не работают. А нам это интересно. Мы не боимся конкуренции. Пусть к нам приходят лучшие, мы будем учиться у каждого.

Это наша концепция.

 

О сепаратистах, о России, о Путине, о войне.

-В Днепропетровске сепаратистские настроения присутствуют?

-Днепропетровск. Все здесь испокон веков. С одной стороны здесь было 8 сечей. У многих в жилах – казацкая кровь. А с другой стороны здесь финансовая, экономическая, промышленная, кадровая столица. Здесь люди соразмеренные, образованные. Люди, которые понимают, что надо отвечать за свои слова, за свои поступки. Надо уметь договариваться, надо слышать другого. Иметь принципы и их не терять, но в тоже время находить компромиссы.

Это и наш подход, хотя мы и не самые боевые. Мы считаем, что самое дорогое для человека – его имя. Если человек истратил его – опозорился, проворовался, то к нам идти не надо. Хоть предоставит нам любой ресурс. Финансовый, медийный, «вот вам должность, Константин Михайлович» … Нет. Нам это не интересно.

- Много людей готовы тратить свои ресурсы, свое время для общества?

- Много. Это, я считаю, достижение Майдана. Майдан сделал перелом в сознании. Изменение в сознании – оно пришло. Мы его, в хорошем смысле, будем использовать. Это наш подход. Подход Громадьского сектора Днепропетровщины.

То, что идёт война информационная? Да. Что идет война диверсионная? Да. Война провокационная? Да. То, что в ней выигрывает Путин, как Геббельс когда то? Да. Это тоже факт. Но я хочу поблагодарить Владимира Владимировича. Он консолидировал Украину. Он сделал её объединенной. Каждый из нас стал на порядок выше, на порядок сознательнее. На порядок большим патриотом. Это супер достижение.

Крым? Пока ещё на тот свет с собой в гроб ничего не забрал. Не землю, не мешок денег. И Крым никто не заберет. Крым всё равно вернется. Я общался с Меджлисом, с крымско-татарским населением. У меня такое впечатление, что это будет национальная автономия, где есть коренной народ. Мы их поддержим. И в том числе, наша общественная организация.

А Путин… Ну нельзя, чтоб 100 стран были не правы. А 11… Ну вы меня извините… Или воздержавшиеся. Это прецедент на весь мир. Это теперь могут использовать кто угодно. Развязывать войны. Тут Владимир Владимирович сделал неправильный шаг. И мне кажется, что именно с Крыма, с Украины, с Майдана начнется окончательный развал Советского Союза.  Я не говорю – России, там все в принципе и остались. Мой отец в 70-ых ещё говорил, а мы смеялись: «Советский Союз распадётся на 70 малых земель…»  Все автономии, области… Россия – это Москва и Питер. До Урала. А дальше Башкирия, Сибирь… Вся Сибирь – это украинцы.  Я объездил Братск, Новосибирск, Красноярск, Хабаровск. Братск – «братчики», «браты» … Украина…

 

- Последний вопрос. Возможна ли война?

 

-Я думаю, что переломный момент мы сейчас прошли. Путин сейчас играется. Какой-то батальон подвели-отвели. Он играется. Понимаете, он самый богатый человек на Земле. Он может поменять не только жену, но и устройство великой державы. Но он занимается игрой в оловянные солдатики. Мне кажется так. Иначе я не могу понять. В здравом рассудке такой подход не современен, это диагноз, пусть меня простит Владимир Владимирович.

Я до этого момента уважал его за то, что он делает для своих. Копнули ближе. Увидели, какая демократия, которой нет. ..

- А я по сепаратизму хочу сказать. У меня такое мнение, откуда возник сепаратизм. Это меркантильное движение в умах людей. Оно возникло из-за чего? Из-за того, что мафия, донецкая, луганская, харьковская, которая пришла к власти, она на столько ограбила эти области (луганскую, донецкую) … Там, где добывали уголь, где плавили металл… Они разграбили там заводы. И люди, когда увидели, что в Киеве прошёл Майдан, прошла революция, но в парламенте остались те же люди, что и были, вот тогда в людях появилась меркантильность. А не лучше ли под сильного лечь? Это часть общества, которая не образованная. Среди интеллигенции вы не найдёте таких людей, потому что они понимают, что пойти туда, где все закрыто, что за то что вышел с плакатом «За мир» тебя в каталажку берут… Нормальный человек не захочет в таком обществе жить. А это люди голодные, которых эта власть обездолила, януковская бандитская… Она обездолила их. Там же нищета… Вот откуда берется то, что называют «сепаратизм». Это не «сепаратизм» - это просто люди хотят лучше жить.

 

Всё остальное – это накручивается. Пропаганда гебельсовская во главе с мальчиком обиженным с детства, которого у вас называют Президент. 

#misjaODF | #Ukraina

шаблоны для dleскачать фильмы


Рейтинг: (голосов: 1)


Маршрут - на кладбище
  Второй год подряд перевозчики радуют ковровчан тем, что пускают автобусный маршрут на
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на нашем сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.
Партнеры
Личный кабинет
Рекомендуем